Вход на сайт разрешен

только лицам старше 18 лет

мне уже есть 18 лет

Свидетели Шапутье

13 Января 2020

ЗА ОБЕДОМ В РЕСТОРАНЕ «ШАПУТЬЕ» В ТЕН-Л’ЭРМИТАЖЕ ПОСЛЕ СУТОК ОБЩЕНИЯ С ГИДОМ, АМБАССАДОРОМ ДОМА, Я ЗАМЕЧАЮ, ЧТО «ШАПУТИСТЫ» НАПОМИНАЮТ СЕКТУ. «В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ», — ТОРОПЛИВО ДОБАВЛЯЮ Я, БОЯСЬ БЫТЬ НЕПРАВИЛЬНО ПОНЯТЫМ. ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ В РАЗГОВОРЕ В ФОЙЕ СЕМЕЙНОГО ОТЕЛЯ СЫН МИШЕЛЯ ШАПУТЬЕ И НАСЛЕДНИК ДОМА МАКСИМ САМ ГОВОРИТ: «ШАПУТЬЕ — ЭТО ПОЧТИ СЕКТА».

Отель называется Fac et Spera — «Действуй и надейся». Эти слова написаны под гербом семьи, украшающим этикетки вин Шапутье. «Действуй» здесь следует понимать как «Экспериментируй». Слово «эксперимент» мы слышим за три дня общения с «шапутистами», кажется, десятки раз. «Что в этих бутылках?» — спрашиваем мы гида, показывая на забрызганные ёмкости на винодельне. «Эксперименты, — отвечает он. — Лаборанты иногда заходят, откупорят бутылку-другую, молча продегустируют и снова скрываются в лаборатории». «А они чем заняты?» — снова пристаём мы, кивая на троицу, похоже, составляющую красный ассамбляж.

«Ещё один ксперимент», — улыбается гид. Услышав, как «шапутисты» гордятся своим La Combe Pilate, присматриваюсь к этому вину в магазине дома. «Почему у вас два красных La Combe Pilate по разной цене?» — пытаю консультанта.

102-103_SWN128_PROMO Chapoutier t A_1_sm.jpg

«Видите, здесь написано Dureza? — указывает он на одну из бутылок. — Это родитель сиры. Мы выпустили из него экспериментальное вино, очень низкоалкогольное, всего 9,5%». Вечером того же дня Максим Шапутье признаётся, что однажды «ради фана» они сделали даже пятипроцентное вино. На продажу оно не пошло, но эксперимент состоялся. Да что говорить, всем своим существованием дом обязан эксперименту, на который Мишель Шапутье решился 30 лет назад.

  • M. Chapoutier работает по биодинамическому методу с 1991 года.

  • Мишель Шапутье более 40 раз удостаивался 100 баллов от Роберта Паркера за свои вина — больше, чем любой другой винодел мира.

  • В 2019 году M. Chapoutie в 5-й раз признан самым востребованным французским винным брендом по версии Drinks International. Издание поместило компанию на 5-ю строчку мирового рейтинга.

В рассказах сотрудников о прошлом винодельни нередко проскальзывает: тогда, в 1989-м, глядя на Мишеля, который решил перевести виноградники на биодинамику, люди крутили пальцем у виска. Расспрашивая его сына о тех временах, я старательно избегаю слова «сумасшедший». Максим понимающе смеётся: «Не стесняйтесь, говорите как есть, отец абсолютный крэйзи! Он был сумасшедшим и остаётся им». Разница лишь в том, что теперь у великого безумца почти пять сотен гектаров, которые сотни его последователей возделывают в соответствии с лунным календарём и другими биодинамическими практиками.

«После полнолуния нельзя подрезать лозу, так как она устала. Это как твоя девушка, если полнолуние и она плохо спала, не приставай к ней утром», — поясняет наш гид.

Казалось бы, просто сравнение, но через несколько часов в разговоре с младшим Шапутье я вдруг понимаю корни этой метафоры. «Почему марсан, а не вионье — «белый король» Эрмитажа?» — допытываюсь я. Максим терпеливо отвечает, что почвы аппелласьона больше подходят для марсана, а потом поправляет: «Только не король, а королева. Марсан во французском женского рода». А Рона, текущая у подножия холма, наоборот, мужчина, питающий своей силой хрупкую лозу. Если Шапутье секта, то Эрмитаж — её колыбель и центр её мироздания. Крыша винодельни условно повторяет очертания холма. Я троллю гида: «А часовню на холме почему не воспроизвели? Потому что она на участке конкурента, Поля Жабуле Эне?» «Что вы! — воспринимает он шутку всерьёз. — Шапутье и Жабуле встречаются несколько раз в год! Это не соревнование». Если бы даже это было соревнованием, Шапутье выиграли бы и у Жабуле, и у любого другого. M. Chapoutier — крупнейший землевладелец Эрмитажа с 30 гектарами, каждый из которых, поговаривают, стоит не меньше €3 млн. И это номинальные отступные, на деле Эрмитаж не продаётся.

102-103_SWN128_PROMO Chapoutier t A.jpg
Крыша винодельни Шапутье условно повторяет очертания холма Эрмитаж

Но Эрмитаж — великое настоящее. В арсенале Шапутье есть и великое будущее, лучше приспособленное к глобальному потеплению. Это Сен-Жозеф, уже меряющийся лозами с Эрмитажем с другого берега. В разговоре о нём снова не обходится без сумасшествия. «20 лет назад людей, сажавших там лозы, считали ненормальными. А они, пожалуй, были провидцами», — говорит Максим. В доме не скупятся на авансы, прямо говоря: «Сен-Жозеф будет следующим успехом Роны».

102-103_SWN128_PROMO Chapoutier t A_3_sm.jpg
На этикетках вин Шапутье с 1996 года есть надписи шрифтом Брайля. Это не только маркетинговый ход, но и дань уважения создателю Французской ассоциации слепых Морису Сизеранну. Мишель Шапутье купил у его потомков виноградники в Эрмитаже, с которых производят вино, названное в честь Сизеранна.

На следующее утро мы приезжаем на винодельню. По лестнице спускается Максим, хотя у нас не запланировано встречи. Просто мы застали его на работе. Пользуясь случаем, просим его о фотографии. Харизматичный наследник дома Шапутье очень невысок, поэтому для удачной композиции мы располагаемся на разных ступенях лестницы. У её подножия стоит жеода с аместистовыми друзами, найденная на землях Шапутье в Австралии. Это нагромождение страшных слов обозначает вскрытую полость в камне, выстланную изнутри аметистовыми кристаллами. Пока мы выстраиваемся, Максим рассказывает, как одного из работников винодельни застукали при попытке забраться в эту жеоду. На вопрос, зачем он это делает, тот ответил, что хочет «подзарядиться». «Все мы здесь не в своём уме», — как бы говорят в доме Шапутье. Но только так и делаются лучшие и великие вина.

В ДОМЕ ШАПУТЬЕ МИШЕЛЮ ДАЛИ ПРОЗВИЩЕ DYNAMISEUR — И ИЗ-ЗА БИОДИНАМИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ ДИНАМИЗИРОВАНИЯ ВОДЫ, И ИЗ-ЗА ХАРАКТЕРА. ПО СЛОВАМ МАКСИМА, ЕГО ОТЕЦ «ПОСТОЯННО СЕЕТ ХАОС, НО ЗАРАЖАЕТ ЛЮДЕЙ СВОИМИ ИДЕЯМИ».

102-103_SWN128_PROMO Chapoutier t A_2.jpg
Максим Шапутье терпеть не может коммерцию и предпочитает ей работу на винограднике


АЛЕКСАНДР БЫЧКОВ

Назад к списку